Светское христианство: вход свободный

 

Приглашение к размышлению о недостающей форме христианства

 

В нашу секулярную эпоху потребность в храмовых богослужениях падает быстрее, чем интерес к духовным учениям о смысле жизни, на которых основываются многие религии.  Логично предположить, что те из них, где второе может существовать отдельно от первого, легче найдут свое место и свою роль в современном обществе. И такие религии есть — это, например, буддизм, вызывающий в наше времени особый интерес в христианских странах. Духовное учение, не привязанное к каноническому вероисповеданию, и духовная практика, способствующая внутреннему росту, — это то, что привлекает в буддизме искателей высшего смысла вещей с христианскими корнями, и что они не находят в христианстве.

 

1\ Право на существование светского христианства

 

Те, кто видел изречения Иисуса собранными вместе или однажды собрал их вместе сам (это сделала и я), мог обнаружить, как много там говорится о смысле человеческой жизни и необходимости перемен в своем отношении к происходящему, и как мало – о храмовом богослужении, обрядах и таинствах. Иисус обращался при этом не к своему народу, как это делали библейские пророки, а к каждому, кто «имеет уши» и может его слышать. Его философия жизни была универсальной.  Она требовала от человека прежде всего внутреннего переворота и обещала изменить мир, поскольку он меняется всегда вместе с людьми. Иисус Назаретянин, как его тогда звали, также говорил, как следовать его воззрениям самостоятельно, без храмов и священнослужителей. Это ли не основа светской духовной традиции – в данном случае, светского христианства?

Хочу сразу уточнить: я имею в виду не христианство в смысле веры в Сына Божьего Иисуса Христа, который после распятия на кресте воскрес и вознесся к своему небесному Отцу. Так понимают христианство верующие. За оградами конфессий христианством называют совокупность вероисповеданий, церквей, теологических концепций, организаций, благотворительных, миссионерских, социальных проектов и инициатив – в сущности, все то, где прямо или косвенно отражаются христианские смыслы явлений.

Самостоятельное следование духовному учению Иисуса как философии жизни до 1У века воспринималось равноценным участию в собраниях христианских общин. Возникавшие в раннем христианстве ритуалы не наделялись тогда каким-то абсолютным и невосполнимым значением, как это стало после унификации христианского вероисповедания и культа. Но в конечном итоге христианство стало религией, не признающей и тем более не поощряющей отношение к ней как к самостоятельному духовному пути.

Тем не менее, и после провозглашения «единой церкви» в 1У веке (которая в действительности единой так и не стала) нерелигиозное, и в этом смысле — светское христианство существовало в образе мыслей и поведении христиан, которые во все времена по разным причинам держались в стороне от деятельности церквей, где их крестили родители. Христианство было для них источником духовных смыслов и ориентиров, что и составляет сущность светской формы религий. Так что, можно сказать, что светское христианство, существовало всегда. Существовало как особенность внутренней жизни, не претендуя на отдельное место в христианском мире и не имея общепризнанного наименования.

Название светское христианство, которым пользуюсь я, — одно из многих возможных и, как все другие варианты, конечно же, никак и нигде не узаконено. Оно представляется мне вполне достойным для введения в язык понятий, так как называет главную и одновременно – наглядную особенность этой формы христианства: отсутствие привязанности к какой-либо религиозной вере. Светское христианство – это открытое для всех пространство смыслов, исходящих из евангельской парадигмы, со свободным входом. Изобретать его не требуется, и тем более — институализировать. Но было бы хорошо, я думаю, конкретизировать его сущность и особенности каждой отдельной разновидности, которые могут возникать.

А то, что светское христианство можно понимать по-разному и по-разному соединять с ним свою жизнь, видится мне само собой разумеющимся. Исходящая из Евангелия парадигма в основе всех форм христианства не имеет некой общей и устойчивой формы выражения, потому что ее формы задает дух времени, а он меняется вместе со временем. Поэтому в каждую эпоху уместны свои заявления на существование созвучных ей форм светского христианства на языке понятий данного времени, как это сделал (и был услышан современниками!) в конце Х1Х века Лев Николаевич Толстой. Его мысли и опыт христианина-индивидуала были и остаются конкретной и подробно разработанной формой светского христианства. Она имеет большую ценность и в нашу эпоху, но при этом обладает особенностями, которые потеряли свою актуальность.  Например, на образ мыслей Толстого повлияла его внутренняя дискуссия с церковью. Религиозные институции потеряли теперь прежнее значение, и остается все меньше причин что-то у них оспаривать, как это приходилось делать в свое время Толстому.  К тому же индивидуальный духовный поиск в христианских странах за последние 150 лет вышел за ограду своей исторической религии, и это стало массовым явлением.

 

2\ Светское христианство: что иначе?

 

  • Светское христианство не вероисповедание, а философия жизни, основанная на духовном учении христианства.

 

  • Светское христианство опирается не на какую-то богословскую догматику, а на духовную парадигму Евангелия.

 

  • Светское христианство соединимо с ментальностью и внутренними запросами неверующих, в то время как христианские традиции требуют определенной веры или обретения ее. Это способ взаимоотношений с христианским дискурсом тех, у кого нет потребности в религиозной вере, как например, агностиков и атеистов, пребывающих в поиске новых, более глубоких ответов на вопрос о смысле собственной жизни.

 

  • Для светского христианства евангельское и все другие христианские предания –смыслообразующий ресурс образов, понятий и взглядов на духовную глубину жизни, неотъемлемый от европейской культуры и потому имеющий личное значение для всех, кто ею сформирован.

 

  • Светское христианство опирается только на воззрения, касающиеся смысла человеческой жизни, и вопроса «как жить?», а воззрения, связанные с религиозными верованиями, оставляет в стороне — то есть следует принципу свободы выбора, как это принято в светской сфере деятельности.

 

  • Главные установки светского христианства как философии жизни те же, что и в духовном учении Иисуса, отобразившемся в его проповедях, а он сам – учитель жизни из того же ряда, что и Будда, Шанкара или Лао-Цзы.

 

  • Светское христианство не только не осуждает самопознание и самосовершенствование, как это имеет место в конфессиональном христианстве, но и соотносит такие устремления с духовной парадигмой христианства.

 

  • Светское христианство допускает соединение христианских воззрений со взглядами из других духовных источников, поскольку относится к первоисточнику (Евангелию) не как к Священному Писанию, где закон не только дух, но и буква, а как к парадигме, то есть системе взглядов и понятий, составляющих основу для разных подходов и форм христианства.

 

 

3\ Некоторые распространенные убеждения о «ненужности» светского христианства

 

  • Светское христианство уже существует стихийно. У многих есть в голове библейские сентенции, афоризмы и образы, как-то влияющие на их жизненные установки. Отсюда, например, наши стремления помогать нуждающимся, заставлять себя прощать обидчиков и стараться самим не обижать других.

Ничто не мешает удовлетворяться и этим. Но светское христианство может дать отдельным людям и обществу больше, особенно когда появляется потребность в переменах. Запомнившиеся цитаты из Евангелия и желание делать что-то хорошее не задают автоматически четкий поведенческий импульс, толкающий на конкретные действия, а без них мало что меняется и во внутренней жизни, и во внешней. Для устойчивых перемен требуется осознанное целевое поведение. Водный поток, не имеющий русла, не дотекает до моря. Качество жизни и судьбу определяют в конечном итоге наши поступки. Светское христианство, как минимум, могло бы предложить в качестве философии жизни ряд взаимосвязанных жизненных установок, которые содержатся в высказываниях Иисуса, а также соответствующую духовную практику.

 

  • Светское христианство – это индивидуализм, а он не совместим с христианством.

С христианством не совместим эгоизм. Индивидуализм – всего лишь предрасположенность к индивидуальной деятельности. Она вовсе не чужда и воцерковленным верующим, которые молятся не только вместе в храме, но и дома, индивидуально. При этом главная цель и назначение их молитв – свое собственное спасение с помощью Христа и святых. При желании, и такое можно назвать «индивидуализмом», а то и «эгоизмом». Светское христианство – это отношение к духовной основе христианства как жизненному пути, которому можно следовать самостоятельно. Среди изречений Иисуса нет ни одного, которое бы это осуждало.

 

  • Даже если признать положительное значение для общества светского подхода к сущности христианства, зачем такое явление называть формой христианства? Ведь Иисус в светском христианстве не мессия, то есть не Христос, а это обстоятельство как раз и породило название «христианство».

Не все так прямолинейно в использовании названия «христианство». Узаконен термин «раннее христианство», а так называют довольно пестрое движение, вдохновленное проповедями Иисуса Назаретянина, и не все возникавшие тогда первые христианские общины признавали этого проповедника Мессией и Сыном Божием, вознесшимся к отцу и ставшим тоже богом. Христианство в светской культуре – это всё вместе взятое, что вызвали к жизни проповеди Иисуса. Этот взгляд разделяет и светское христианство.

 

  • Зачем неверующим Иисус и его взгляды на жизнь? Жизнь показывает, что их интерес к христианству – это обряды и праздники.

Что касается светских христиан (ЗДЕСЬ и ДАЛЬШЕ: это рабочее название тех, кому интересен светский подход к духовной основе христианства), то речь идет об особой категории неверующих – тех, кого принято называть духовными искателями. По своему отношению к религиозной вере, это агностики и атеисты, по внутреннему настрою — индивидуалы, привыкшие до всего доискиваться и всего добиваться самостоятельно. Для таких людей внутренняя жизнь важнее обрядов и церемониальных празднований. Светское христианство может подвести их к духовной основе христианства с той стороны, где им ничто не будет препятствовать лучше понять значение своих христианских корней и даже следовать христианской философии жизни.

 

  • Сам Иисус был верующим. Вера в Бога и любовь к нему – главное положение его духовного учения. Это не соединимо с духовными исканиями неверующих.

Духовными искателями становятся, как правило, те, кто допускает существование некого источника закономерностей, упорядочивающих Сущее. Монотеистические религии называют его Богом. Этого слова нет теперь в лексиконе большинства духовных искателей на Западе, но в России к нему другое отношение. Бог остается и для многих российских неверующих условным названием некого высшего фактора, непостижимым образом регулирующего макропроцессы Бытия. Он, этот фактор, вызывает всё, что существует, и в том смысле тождествен Творцу или Создателю, присутствующему во всех религиях. Каждая из них олицетворяет его по-своему, что особенно требуется для молитвенного общения.

Для Иисуса Бог – Отец, так он его и называет. При этом он Отец не только его одного, но всех людей, что отразилось в ряде его изречений. Они подводят к мысли, что все люди одухотворены из одного и того же источника, и этот источник —  Бог, их общий духовный Отец. Такой Отец сродни Творцу. Каждый может встретить Бога в себе, так как в душе человека — Его Царствие. Найти Царствие Божие в себе — главный посыл Иисуса, суть его Евангелия. Это, в сущности, то же самое, что открыть в себе «высшее я», только сказано по-другому. Найти и руководствоваться своим «высшим я» — одна из главных задач самореализации в современных представлениях.

В Новом Завете есть еще одно представление о Боге, которое в раннем христианстве, возможно, было широко распространено: Бог – это любовь. Это потому, что Бог любит нас, учит церковь, и такое понятно, если считать Бога личностью. Неверующим это чуждо. Однако им может быть близко толкование Л.Н. Толстого:

«Вера в заповедь любви в том, что Бога мы можем познавать только в себе. И познаем мы Его только той стороной, которой Он открывается нам. Открывается же Он нам любовью. Так что хотя и знаем мы Его далеко неполно, только одной стороной Его, той, которой Он открывается нам, мы несомненно знаем об Его существовании, и о том свойстве Его, которое мы сознаем в себе, и о том, чего Он хочет от нас. Вера эта много раз была выражаема во всех религиозных учениях мира, начиная с самых древних египетских, индусских, так называемых языческих даже, и в особенности с особенной определенностью выражена в учении Христа».

В таком понимании Бог Иисуса не далек от трансцендентных представлений агностиков и атеистов из числа тех, кто не страдает от аллергии на все, под чем подразумевается Бог. Тем более, что нуменозность, распространенная в наше время, как правило, не исключает интерес и уважение к мифам и религиозным легендам, а также соединима с иносказаниями, притчами и метафорами, передающими переживание духовного опыта. Духовной метафорой можно видеть и Отца в высказываниях Иисуса.

 

  • Надо опираться на многовековые традиции в вопросах религии и держаться в стороне от сумбура и сумятицы, которую создают новые религиозные движения, проповедники-самозванцы, духовные учителя-самоучки и некомпетентные «мыслители» без соответствующего образования.

Компетентность предполагает знание. Религия – это не область знания, а вера в истинность того или иного образа Бога, а их столько, сколько религиозный традиций. При желании и такое положение вещей можно назвать сумбуром и сумятицей. В наше время уже возникло признание неизбежности разных путей и подходов к трансцендентным смыслам явлений. Недоразумения, заблуждения, да и злоупотребления тоже неизбежны, они составляющей часть духовного поиска. Самое лучшее – учиться с ними обходиться.

 

 

4\ Вопрос: кто полномочен поднять вопрос о праве на существование светского христианства?

 

Когда возникает что-то новое в религиозной сфере, то принято обращаться за компетентной оценкой к богословам и религиоведам. Светское христианство — не новая религия, и даже не новое религиозное движение. Это вид отношения неверующих к духовной основе своей культуры, и такое отношение к ней касается только их. Оно, к тому же, не новое, как уже было отмечено. Новым было бы другое: это уделить светскому христианству то внимание, которое оно заслуживает, дать ему характеристику, которая сделала бы его узнаваемым, обосновать его право на существование и создать возможность для общения светских христиан.

Вряд ли стоит ожидать одобрения, и тем более инициатив, касающихся вышеперечисленного, от богословов (о священниках и речи нет). Зачем им, сформированных в той или иной церковной традиции, способствовать утверждению взгляда на христианство, который чужд конфессиональным вероучениям? Безусловно, исключения возможны, но зачем было бы на них рассчитывать? Далеки от светского христианства и религиоведы. Такое явление для них еще не существует, поскольку у него в настоящее время нет своего узаконенного места в христианском дискурсе. К тому же,  светское христианство – это о внутренней жизни, и она вызывает у большинства людей не те вопросы, которые обсуждаются на религиоведческих конференциях. Для светских христиан гораздо больше значит личный опыт – свой собственный или близких по духу.

Светское христианство может быть нужно лишь тем, кому его не хватает – прежде всего неверующим с христианскими корнями в их поиске высшего смысла своей жизни.   По логике вещей, из этой среды скорее всего и придут представления о светском христианстве в духе нашего времени, которые в конечном итоге обеспечат ему свое место в христианском дискурсе. Светское христианство – это о том, как следовать христианской философии жизни в большом и малом, и самое важное на этот счет могут сказать те, кто это делает. Их открытия положат начало накоплению коллективного духовного опыта, на основе которого наполнится содержанием светское христианство.

 

5\ Резюме

 

В наше время человек как никогда дорожит своей индивидуальностью и стремится к самореализации. Это не может не сказаться на его поведении в религиозной жизни. Растет число религиозных индивидуалов и духовных искателей, кого интересуют не вероисповедания, а универсальные духовные учения, допускающие самостоятельное следование их воззрениям и практикам.

В христианстве не возникло конструктивных светских форм приобщения к его духовной основе, хотя главные высказывания Иисуса в Новом Завете делают это возможным. Право на существование светского христианства могло бы быть востребовано в наше секулярное время. Оно устраняет многие препятствия, всегда мешавшие агностикам, атеистам и другим неверующим с христианскими корнями наводить мосты с христианским дискурсом, если они задавались вопросом о высшем смысле собственной жизни.

Светскому христианству незачем противопоставлять себя христианским вероисповеданиям, а тем более — задаваться целью заменить их собой. Хранители традиций, будь то богословы или воцерковленные верующие, могли бы не спешить бить в колокола, усматривая в светском отношении к религиозному наследию опасность для традиционной веры, поскольку светское христианство не может как-то помешать им следовать предписаниям своих церквей. Оно также не располагает к созданию властных макроструктур или авторитарных сект, так как опирается не на какие-то новые религиозные догмы, а на общехристианскую духовную парадигму, отразившуюся в Евангелии.

При рациональном рассмотрении последствий, которые вызвало бы общественное признание права на существование светского христианства, можно увидеть пользу для общества в росте количества его членов, следующих христианской философии жизни, пусть даже в малой мере и «не так, как полагается», согласно церковному учению.

В то же время индивидуальный и самостоятельный путь не исключает потребность в общении с себе подобными, обмену с ними информацией и знакомству с опытом духовного поиска друг друга. Ничто не мешает появлению в интернете площадок для контактов светских христиан. Это помогло бы им не зацикливаться на себе и как минимум сопоставлять свои выводы с мыслями других, чтобы вернее оценивать собственные убеждения. В результате такого общения могли бы возникать саморегулируемые сообщества, как это происходит во всех других соцсетях. И как это было в раннем христианстве, насколько позволяли социальные обстоятельства того времени.

 

***

Это результат моих размышлений о значении христианства для современных искателей высших смыслов с христианскими корнями, к которым я отношу и себя. Цель этой публикации предложить для обсуждения аргументы, обосновывающие право на существование светского христианства и его актуальность в наше время.